Путь самурая: история человека, основавшего Sony

 | 17.48

Начало Пути

Когда в японской семье в 1921 году родился мальчик, никто и предположить не мог, что через несколько десятилетий он возглавит большой завод по производству электроники. В стране, где свято чтят традиции, принято продолжать семейную династию. А династия Акио вот уже 16 поколений занималась производством саке. Шаг в сторону рассматривался как дезертирство, измена семейному делу строго осуждалась обществом. Но Акио не побоялся ни гнева отца, ни сплетен бабушек под подъездом и твердо шел по своему большому Пути, Пути настоящего самурая.

Увидев еще в детстве американский магнитофон, он навсегда влюбился в технику. А еще больше в американскую культуру. Принципы последней он старался привносить во все сферы своей жизни — от работы до семьи. В сорок лет он даже заставит свою жену выучить английский и научиться водить машину, чтобы та стала похожа на заокеанскую миссис. Но до этого было еще далеко, а пока шел 1946 год, Акио получил у отца благословение и доверенного человека, главного бухгалтера, и вышел на Дорогу Судьбы.

Хотите рисоварку?

В то время Япония начинала отстраиваться после поражения в войне, пыталась, отдавая дань традициям, реанимировать довоенное производство и вообще стабилизировать свою экономическую ситуацию. Такие знаменитые на тот момент компании, как Hitachi и Toshiba, вовсю пользовались благосклонностью государства, а вот начать новый бизнес было практически невозможно. Но Акио Морита подобно настоящему самураю независимо от обстоятельств следовал своему Пути и был готов стоять до конца.

Так 7 мая 1946 года родилась компания «Токио цусин кэнкусе». У ее истоков стояло два человека — Акио Морита и Масару Ибука. Первый занимался общим управлением, а второй — технологической частью производства. Компанию зарегистрировали, стартовый капитал в количестве $500 собрали, осталось дело за малым: решить, чем же будет заниматься молодое предприятие. Первой идеей стала торговля пирожками. Но выпускники военных вузов оказались явно неприспособленными к тонкостям кулинарного процесса и подошли к этому делу с другой стороны. Попробуйте совместить высокие технологии и японскую культуру! Не знаем, что получилось у вас, а у Мориты и Ибуки вышла электрорисоварка. Представляла она собой деревянную кадушку с размазанным по днищу кипятильником. Конструкция была проста: влажный рис укладывался на дно и замыкал электрическую цепь. Спираль нагревалась, и рис варился. Когда он подсыхал, цепь размыкалась сама собой. Но, видимо, Путь у самурая лежал не через кухню, электрорисоварка не получилась и, как следствие, заняла свое достойное место не в сердцах домохозяек, а в анналах истории. Рис получался то недоваренным, то горелым или слипшимся в кашу.

Теневая экономика по-японски

Но встречаясь с неожиданным и непонятным и не зная, что с этим делать, самурай на какоето время отступает. Он позволяет своим мыслям бродить бесцельно. Изобретательные работы были на время прекращены, к тому же нужно было срочно заработать денег на последующие эксперименты. И будущий мировой гигант начал промышлять на черном рынке, продавая электрогрелки. Принцип действия у этих незамысловатых приспособлений был еще проще, чем у электрорисоварки. Это были обычные нагревательные спирали, обшитые тканью. День за днем, ночь за ночью сотрудники компании вместе с семьями корпели с иголками в руках. Снабжая полЯпонии грелками, работники компании сами постоянно мерзли. Работая по 14 часов в сутки, они сидели не в хорошо освещенных и отапливаемых цехах, а в темных холодных помещениях с протекающей крышей. Первое здание Sony было полуразрушенным во времена войны универмагом. Правительство о нем както забыло и в результате начинающие предприниматели автоматически освобождались от арендной платы. Чуть позже таким же полуподвальным способом на фирме стали производиться приставки к радиоприемнику. Но самурай отбрасывает все, что не является необходимым. И грелки с приставками были выброшены на обочину Пути самурая.

G, Н и Р

Первым крупным, а главное легальным заказом оказался микшерский пульт. Он и стал судьбоносным для компании. При его доставке на радиостанцию Ибука в одном из кабинетов заприметил магнитофон Wilcox Gay, который воспроизводил звук не с проволоки, а с магнитной ленты. Решили сделать такой же. Но вот беда: ни Ибука, ни Морита не представляли себе, как он работает. Однако самурай прикладывает всю силу своей концентрации и решает, вступать или не вступать в битву. Самурай должен хотеть и быть готовым стоять до конца здесь и сейчас. И они приняли этот вызов. Засев сперва за книги, предприниматели начали проводить эксперименты. Лента представляла собой пластиковую основу, на которую нанесен материал, обладающий магнитными свойствами. В качестве такого материала выбрали железный порошок. Загвоздка состояла в том, что было непонятно, как закрепить его на пленке. Если бы Морита и Ибука были американцами, они использовали бы клей или другой химический состав, обладающий клеящими свойствами. Но они были японцами, и в качестве клейкого вещества оказался… рис (видимо, тот, что остался от рисоварок:)). Пленка производилась вручную. Большие куски целлофана разрезались на ленты, затем кисточкой, сделанной из шерсти с брюха енота, намазывался рисовый отвар и присыпалось все это дело железным порошком. Получалось отвратительно. Звуки, воспроизводимые с такого носителя, были похожи на предсмертные крики Ктулху.

Следующий вариант сего замечательного изобретения ненамного превзошел предшествующий. Оксид железа поджаривали, как семечки, на сковороде, мешая при этом деревянной лопаткой. Затем в него добавлялся лак. Это блюдо, достойное быть источником питания гуманоидов внепланетных цивилизаций, но никак не магнитным носителем, наносили на все те же клеенчатые ленты. Понятно, что из этого эпизода космической фантастики тоже ничего не получилось.

Третьей попыткой было использование оксалата железа. Когда Морита обратился за помощью, ему сказали, что достать такой состав в Японии невозможно. Но самурай никогда не останавливается на полпути, и ценой невероятных усилий Акио таки нашел желанный реактив. Его терпение вознаградилось, и в 1950 году вышел в свет первый катушечный магнитофон японского производства. Назван он был более чем лаконично — G (видимо, не обошлось без Фрейда:)). Несмотря на довольно пристойное качество звучания, долгое время не удавалось продать ни одного экземпляра. И неудивительно: устройство весило 35 кг (сегодня не каждый телевизор дотягивает до этого) и стоило 170 тыс. иен. Для сравнения: средняя зарплата в Японии в то время была в 17 раз меньше. Японцы всегда знали цену своим деньгам и весьма недоверчиво относились к новинкам. Так что магнитофон не снискал себе популярности. Пока на сцену не вышел Верховный суд. К счастью, в качестве покупателя. В ведомстве катастрофически не хватало стенографисток, и женские руки решено было заменить электронными тружениками. Последний аргумент представителя суда: «А что делать, если пленка помнется», был с плеча разрублен мечом самурая: «Распрямить и разгладить», — был дан краткий ответ немногословного воина. После чего 20 пленочных магнитофонов заняли свое место в залах для судебных разбирательств.

Заказ на рубашки

Однако Морита понимал, что одноразовый контракт еще не сулит полной победы и как истинный самурай думал наперед. Решено было взять курс на уменьшение устройства. И уже через год появился «миниатюрный» Н. Весил он «всего» 13 кг, а для борцов сумо был оснащен ручкой для переноски. Еще через какоето время появился третий член латинского алфавита, а по совместительству магнитофон — Р. Названия явно не были сильной стороной компании. Хотя как знать, может быть, подобным маркетинговым решением Морита просто опередил свое время, и в будущем все девайсы станут называться подобно ячейкам Excel.

В 1953 году началась новая эра эпохи Sony, эра настоящей миниатюризации. Вездесущий Акио Морита прослышал о том, что гдето в Штатах изобрели транзистор. Изобрестито изобрели, а куда применить — не знали. Зато Морито живо смекнул всю важность этой находки и незамедлительно отправился за покупкой патента. С американской стороны проблем не было. Зато в Японии тогда существовал закон о государственном контроле расхода валютных средств. Перевести достаточно крупную суму за рубеж в то время было достаточно сложно. О том, как был улажен этот вопрос, деликатная старухаистория умалчивает, но через полгода патент принадлежал японцам. В 1957 году был выпущен первый действительно маленький приемник. Но, видимо, связь между разными отделами Sony оказалась недостаточно сильной, и департамент маркетинга придумал слоган: «Помещается в карман рубашки». Беда была в том, что на самом деле устройство туда не помещалось. Чтобы слова не разнились с делом, пришлось для коммивояжеров заказать специальные рубашки с увеличенными карманами. Немая сцена и аплодисменты!

Эра новаторства

Пока Ибука подгонял размеры карманов под приемник, Морита выдумывал название. Впоследствии британское Королевское общество искусств даже отметило его вклад в развитие английского языка за слова «Sony» и «Walkman». Последнее, однако, принадлежало отнюдь не Морите.

Зато идея магнитофона с наушниками (теперь мы это называем плеер) пришла в голову именно этому человеку. Поначалу никто, кроме разве что самого Мориты, не мог и предположить, что это изделие обретет успех. Акио взял всю ответственность на себя. Он произнес сакраментальную фразу, которая стала выражением всей рыночной политики компании: «Мы не верим в рыночные исследования того, что еще не известно публике, поэтому незачем их проводить». Так появился walkman.

Изобретением портативных приемников новаторство Sony не ограничивается. В 1959 году на прилавках появился первый транзисторный телевизор, в 1962-м – телевизор на жидких кристаллах (!), в 1964-м с конвейера сошел бытовой видеомагнитофон, а позже рынок заполонили компактдиски. Годы изобретательства и титанического труда с полной самоотдачей не прошли бесследно. Сегодня капитализация корпорации составляет около 416 млрд иен, что составляет около $3,78 млрд, а на благо общего дела трудится более 21 тыс. человек.

Конец Пути самурая

Личность Акио Мориты для многих и по сей день остается загадкой. Загадкой не в традиционном понимании этого слова. Просто непонятно, как в 50 лет можно начать увлекаться теннисом, в 60 — водными лыжами, а в 69 впервые нырнуть с аквалангом. Всем этим он продолжал заниматься до последних своих дней. Такая любовь к жизни оказалось роковой для великого японца. Майским утром 1994 года Морита, как всегда, вышел с ракеткой на корт. Во время игры он упал и до конца жизни остался парализован. А еще через пять лет Акио Морита умер. Так закончился Путь самурая.

На родине Мориту называют либо бунтарем, либо ронином. Первое определение приклеилось к нему за постоянное нарушение традиций и стремление изменить мир и родину. В юношестве он отказался продолжать семейное дело, уже будучи бизнесменом пренебрег практикой маркетинговых исследований, а в старости не прислушался к рекомендациям врачей. Ронином, кстати, он стал тоже с молодости. В Японии этим словом называют отставшего ученика, которому следует нагонять материал самостоятельно без учителей. И Морита нагонял всю жизнь. Америку, которая была для него идеалом капиталистического общества и светлого будущего. И делал он это самостоятельно. Закончив военный университет, он и понятия не имел о бизнеспланах, рыночных продвижениях, рекламе и других экономических процессах. Но и без этого он более чем преуспел в своем деле. Видимо, такова была Судьба самурая из города Нагои.

Robo User
Web-droid editor

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *